Леонид Гвоздев
Пятна на чистом листе

"64 — Шахматное обозрение" 2006 №11


            Автор отдает себе отчет в том, что и редакция "64", и все (практически все) любители шахмат в России, а возможно, и большинство зарубежных шахматистов со мной не согласятся. Что ж, тем лучше для Владимира Крамника. А мне, выходит, горе? Нет, мне тоже станет легче: все-таки высказал то, что думаю, поделился наблюдениями, накопленными за годы.
            ...А ведь Владимир Крамник был мне симпатичен, очень симпатичен. Да и как иначе? Молодой, талантливый, быстро прогрессирующий. Третье "К", идущее, так казалось, на смену двум "большим К". Разочарование же наступило, можно сказать, за считанные секунды. Дело было так. В середине 90-х в Государственном Кремлевском дворце шел жутко интересный турнир — "Кремлевские звезды": сильнейшие гроссы играли в быстрые шахматы по нокаут-системе. В полуфинале встречались Владимир Крамник и Алексей Выжманавин. Основные партии — ничьи, два блица — ничьи. И вот последняя, решающая. Белые у Выжманавина, и в эндшпиле с разноцветными слонами он, как говаривают футболисты, "на носовом платке" перехитрил соперника. У белых образовались лишние проходные, к тому же оставалось значительно больше времени. И почему Крамник не сдавался? Вдруг ни с того ни с сего Алексей "вспомнил", что ему достаточно ничьей. Ну просто затмение нашло, ведь ничья-то в такой "смертельной" партии как раз в пользу черных! Затмение оказалось не частичным, а полным: Выжманавин предложил ничью. Понимаю, что мало нашлось бы шахматистов, которые сочли бы для себя правильным отказаться от ничьей и сдать партию, тем паче выход в финал гарантированно поднимал призовые (не поручусь за точность, но вроде бы на $5000). Ну можно было на худой конец пожать плечами и слегка пожать сопернику руку, не столько выражая благодарность за подарок, сколько демонстрируя недоумение. Но Крамник мгновенно схватил руку Алексея, еще не осознавшего, что вытворил, и тряс ее. Лицо Владимира светилось счастьем. Описываю эпизод с такой уверенностью, потому что находился не очень далеко, да и вооружен был биноклем. Я тогда сказал сидевшему рядом Борису Долматовскому: "Этот парень никогда не станет чемпионом мира".
            Крамник показывал высокие результаты в турнирах, но мое пророчество, похоже, оправдывалось. Решающие матчи он проигрывал. Напомню, в 90-х стараниями Гарри Каспарова (а отчасти и Найджела Шорта) мир профессиональных шахмат оказался расколот надвое. Вот и борьба за титул чемпиона мира шла по двум "магистралям". Вообще-то профессионалы не были сильно раздосадованы. Напротив: две "магистрали" давали возможность получать заработок из двух разных касс. Крамник исключения не составил. Это позже он вдруг стал невероятно принципиальным, а тогда, как и другие, претендовал на титул и по версии ФИДЕ, и по версии Каспарова. Тщетно: он проиграл оба матча — Борису Гельфанду и Гате Камскому.
            Потом настало время чемпионатов по нокаут-системе. Если помните, президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов (Господи! Как долго уже он президентствует...), чтобы вернуть Каспарова под крышу ФИДЕ, придумал для обоих "больших К" привилегию: Гарри Каспаров и Анатолий Карпов включались в "нокаут" на стадии полуфинала. Допускаю, что привилегия была слишком значительной, что Илюмжинов пожертвовал справедливостью. Но не Крамнику, который к тому времени не ходил ни в первых претендентах, ни даже во вторых, было протестовать. (Вспомним, что Вишванатан Ананд, например, не протестовал,— играл, выигрывал, а к финалу со "свежим" Карповым подошел совершенно измотанным и уступил на тай-брейке.) Так или иначе, Крамник в том чемпионате играть отказался. Заметим, отказались они вместе (одновременно) с Каспаровым, но по совершенно разным причинам. Если Каспарова не устраивала система, не устраивал контроль времени и вообще не устраивала ФИДЕ, то Крамника — только привилегии Каспарова (чемпиона мира по версии Каспарова) и Карпова (чемпиона мира по версии ФИДЕ).
            Впрочем, во втором чемпионате по нокаут-системе (Лас-Вегас 1999) Крамник уже участвовал. Еще бы! Такой шанс: Каспарова нет, Карпова нет. Даже Ананда нет, а потому Крамник — рейтинг-фаворит. (Кстати, как рейтинг-фаворита его не смущало, что гроссмейстеры элиты имели привилегию: начинали лишь с 1/32 финала.) Но опять ему не суждено было подняться высоко — выше четвертьфинала не прошел, уступив Майклу Адамсу.
            Это обстоятельство подхлестнуло принципиальность Крамника, и больше в нокаут-чемпионатах он не выступал. Разумеется, по принципиальным соображениям. Более того, следовало понимать так, что и Александра Халифмана, триумфатора Лас-Вегаса, он чемпионом мира не считал. (Вообще стыдно вспоминать, как пренебрежительно отнеслась тогда к победе и титулу петербуржца РШФ.)

фото
1990-е годы. Автор статьи с Андреем Макаровым и Гарри Каспаровым

            С того времени Крамник полностью переключился на другую "магистраль", каспаровскую. Почему бы и нет? Тем более что "отбор" к матчу с грозным Гарри предстоял не слишком сложный. Алексей Широв, вероятно, представлялся легкой добычей: гроссмейстер с неровными результатами, значительно уступающий по коэффициенту Эло. (К слову, пикантная подробность. Внутри каспаровской версии вроде бы подсчитывали собственные рейтинги, однако даже порвавшие с ФИДЕ гроссмейстеры охотно пользовались рейтингами ФИДЕ, потому что только такие и были "конвертируемыми".) И что? А вот что: Крамник с треском проиграл Широву претендентский матч!
            Однако на той "магистрали" была своя, специфическая этика, там всё организовывали "по понятиям". А "по понятиям" выходило так: мало ли что Широв выиграл! Под Широва спонсоры денег не дадут даже и Каспарову. Так что Широв оказался мифическим претендентом.
            Да-с... А вот под матч Каспарова с Крамником денег, казалось, раздобыть можно было. От Крамника требовалось только одно: в очередном супертурнире встать выше Ананда. И снова не получилось. Но Крамник везучий! Ананд отказался иметь дело с Каспаровым, и Владимир наконец-то вплотную подошел к титулу, в котором я ему отказал задолго до того, еще в Кремле. По сути дела, титула у Каспарова к тому времени никакого уже не было. Потому что титул чемпиона мира можно добыть, убежден, только выиграв чемпионат мира! Но всё же... Все помнят: Каспаров Крамнику проиграл.
            Как же повел себя наш принципиальный борец с привилегиями? Первым делом он отказал Каспарову в праве на матч-реванш: мол, пусть Гарри Кимович "отбирается". Подумать только: последовательным ревнителем системы стал гроссмейстер, который к "титулу" подбирался "огородами"! А если на то пошло, у Каспарова имелись неоспоримые моральные права на матч-реванш: в турнирах он Крамника побивал, в рейтинг-листе ФИДЕ (и в любом ином) стоял на первой строке с большущим отрывом. Да мало ли! В моральных правах Крамник, разумеется, понимает лучше других.
            Отдельным эпизодом, укрепившим меня в отношении к Крамнику, стал его московский матч с Каспаровым во время московского чемпионата мира по нокаут-системе (2000 г.). Нет-нет, не на первенство мира играли, а в память Михаила Ботвинника. За большие денежки сгоняли вничью сначала в "классические" шахматы, потом в быстрые, а под конец поблицевали (кстати, в блиц Крамник, естественно, уступил). Всё это выглядело пошло и позорно. Думаю, Михаил Моисеевич, если следил за игрой в Колонном зале, ворочался в гробу.
            На счастье Крамника, отбираться Каспаров отказался. В итоге претендентом на чемпионство по версии Каспарова (ах, много бы дал 13-й чемпион мира, чтобы снять свое имя с этого соревнования!) стал Петер Леко. Долго не могли найти денег на их матч, да и с местом никак не удавалось определиться. Но всё же сыграли. Это был странный матч, исход которого я публично предсказал заранее,— ничья. Настаиваю на слове "странный", а ни на никаком другом прежде всего потому, что затруднительно будет вчинить мне судебный иск за такую формулировку. Но как же не странный?! У двух соперников один менеджер... Нелепые ошибки в первых партиях... Имея две лишние пешки и не испытывая цейтнота, претендент предлагает ничью (думаю, Крамник принял ее с тем же восторгом, что и кремлевское предложение Выжманавина)... А под конец Крамник, ничем до того не блиставший, выиграл последнюю, решающую партию, установив счет 8:8, искомый счет...
            А теперь позвольте прояснить ситуацию с "объединительным" матчем, который недавно завершился в Элисте. Кто с кем объединялся? Хороший вопрос, который почему-то никто вслух или письменно не задавал. С одной стороны — ФИДЕ, Веселин Топалов и все ведущие гроссмейстеры, которые играли в матч-турнире восьми. А с другой? Только Крамник. Ну ладно, еще можно было как-то понять "объединение", когда на другой стороне стоял еще и Каспаров, первый по рейтингу и по игре. Но объединяться с Крамником, который лишь незадолго до того поднялся на четвертую строку рейтинг-листа... Казалось логичным, что Топалов поначалу отказывался от притязаний Крамника на "объединительный" матч. Однако деньжищи — $1000000 (это только то, о чем мы знаем) — решили дело. Что ж, вольно было Топалову, стопроцентно уверенному в победе, гоняясь за деньгами, ставить на кон титул и место в следующем матч-турнире восьми. Топалов решил поторговать титулом "в розницу" и проигрался вчистую. Нисколько не жалко. (Жаль лишь, что пророчество мое насчет чемпионства Крамника в конечном счете не оправдалось.) А всё же обойти туалетный скандал в Элисте никак нельзя.
            Никаких подробностей — их и без меня все знают. Только суть. Команда Топалова, получив в свое распоряжение видеозапись перемещений Крамника в комнате отдыха, сделала заявление. Сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из гроссмейстеров и их менеджеров поступил бы иначе: количество заходов Крамника в не просматриваемый видеокамерой туалет не укладывается в рамки здравого смысла. Но даже мне, человеку, которого трудно заподозрить в симпатиях к Крамнику, эти частые заходы показались не столько подозрительными, сколько непонятными. Всего лишь. А вот истерическая реакция Крамника показалась не столько непонятной, сколько подозрительной. Будь у Крамника чувство юмора... Впрочем, об этом говорить, по-моему, не приходится, после того как он всерьез подписывался: "классический чемпион мира"... Но и при дефиците чувства юмора хороший парень имел бы богатый выбор "продолжений". Например, мог сказать: "Да черт с ним, с отдельным туалетом! Пусть будет один на двоих — Топалов натопчется еще, ожидая, пока кабинка освободится". Или: "Я веду в счете. И даже если удобства будут во дворе, все равно выиграю матч". Наконец, можно было объяснить как-то. (Объяснение менеджера Крамника герра Хензеля насчет увеличения прогулочной дорожки в комнате отдыха за счет туалета заслуживает разве что высмеивания, что, кстати, уважаемый тренер Александр Никитин и сделал.) А Крамник запаниковал. Не пришел на 5-ю партию. Какой-то вздор стал нести. Вот передо мной "Спорт-экспресс" за 30 сентября с аршинной шапкой на первой полосе: "Владимир Крамник: "Я не подписывал контракт на участие в реалити-шоу". Подписывал, еще как подписывал! Матч на первенство мира по шахматам — самое что ни на есть крутое реалити-шоу. Признаться, мне вообще непонятно, какие могут быть закрытые от всех комнаты отдыха во время партии?! Теннисистам-звездам, зарабатывающим, к слову, куда больше, нежели лучшие шахматисты, даже необходимый массаж во время матча делают на виду у публики. Чтобы, упаси Бог, никаких подозрений не возникало. И какое там еще "вторжение в частную жизнь, в личную жизнь!.." Частная и личная жизнь — до начала партии и после окончания партии. А пока тикают шахматные часы — только реалити-шоу!
            Что же касается гипотетического выхода из недоигранного матча (если бы не вернули в личное пользование отдельный туалет) — не верю. Выйти из матча — не получить свои полмиллиона. Даже принципиальный Крамник на такое нипочем бы не решился. (К слову, и заявление Карпова на сайте "64", будто он бы на месте Крамника уехал, способно вызвать у понимающих людей разве что усмешку.)
            ...Накануне элистинского матча один знающий человек сказал мне: "Вот выиграет Крамник и начнет перекраивать только-только устаканившуюся систему розыгрыша титула. Под себя перекраивать". Как в воду глядел. "Мы начинаем с чистого листа",— заявил новоиспеченный чемпион на пресс-конференции в Москве. Вот как? А еще он великодушно поддерживает идею включения Топалова — несмотря ни на что! — в состав матч-турнира восьми. Откуда такое благородство? А вот откуда: Топалов там будет играть, а Крамник — нет. Пускай-ка эти восемь "отбираются", выявляют претендента, с которым потом Крамник сыграет матч. Разумеется, при наличии отдельных туалетов. Уж обладатель титула сумеет настоять на этом. С чистого листа... Будто бы подпись Крамника, обязывающая его играть в восьмерке на общих основаниях, стоит на грязном, замаранном листе и тот лист не в счет.

* * *

            Я высказался, и мне стало легче. Об одном прошу: не приписывайте мне, будто я назвал Крамника плохим парнем. Прямыми доказательствами не располагаю, а с косвенными угодить в тяжбу не хочется. Но и к хорошим парням причислить его не могу. Не получается.

________
Л. Гвоздев — ведущий журналист "Московской правды", в прошлом — ответственный секретарь нашего журнала, в настоящее время — колумнист сайта "64". Редакция не сочла возможным отказать автору в публикации этого материала, хотя не согласна с рядом оценок в отношении российского чемпиона мира.


gira: Читальный зал

Обратная связь:   fir-vst