Григорий Санакоев
Аргентинское зеркало кривых перемен
Всемирный конгресс заочников, которых недолюбливают в РШФ

"64 — Шахматное обозрение" 1997 №10

Путешествие избавляет
от предрассудков.
Иоганн Вольфганг Гете

            С 6 по 13 сентября в Буэнос-Айресе проходил очередной ежегодный конгресс Международной федерации шахматистов-заочников (ИКЧФ), заметно отличавшийся от предшествующих.
            Впервые он проводился в Америке. До этого подобные мероприятия проходили в Европе, и далеко не все южноамериканские федерации имели возможности для дорогостоящего путешествия через океан. На этот раз не только "привычные" США и Канада, но и почти все страны Центральной и Латинской Америки прислали свои делегации. И европейские федерации были представлены почти полностью. Однако фактически отсутствовали представители стран Азии и Африки, так что конгресс проходил с явным латиноамериканским акцентом, и испанский наряду с английским был его официальным языком.
            Помимо текущих дел, надо было избрать нового президента, поскольку на предыдущем конгрессе в Германии Г.Мостерт (Голландия), возглавлявший ИКЧФ более 10 лет, подал в отставку. И наконец впервые были широко поставлены вопросы, связанные с использованием компьютерных средств в заочных шахматах.
            Я много раз слышал, что наша Земля не так уж и велика, да, признаться, всегда считал это красивой фразой. Но лучше раз увидеть, чем сто раз услышать... Не слишком утомительный 14-часовой перелет Москва — Амстердам — Сан-Паулу — Буэнос-Айрес проходил на комфортабельном "Боинге-400" главным образом ночью, и, проснувшись утром в Южной Америке, я, к своему удивлению, не почувствовал, кроме семичасового сдвига во времени, заметной разницы.
            Запоздалая весна в Аргентине (всего +20) очень похожа на российскую осень. В аэропорту Буэнос-Айреса, как и в Шереметьево-2, приезжих точно так же первыми встречают таксисты, разве что их призывы подбросить до города по-южному темпераментнее. Как и в России, аргентинцы с охотой помогут найти правильную дорогу (не вполне понимая, о чем вы просите) и даже созовут по этому поводу на улице небольшое совещание, и так же, как у нас, уверенно шагают на перекрестках на красный свет.
            Вообще, всматриваясь в аргентинское зеркало, я много раз подмечал в нем милые сердцу российские черты, чаще всего связанные с различными неувязками и нестыковками в сочетании со светлой уверенностью в том, что все равно всё как-нибудь образуется к лучшему.
            В Латинской Америке есть очень емкое понятие "маньяна". В буквальном переводе с испанского это означает "завтра", но когда вы слышите "маньяна", это может означать и "потом", и "как-нибудь", "возможно", "при случае", "как получится", и еще много чего (в том числе и то, что говорящий может вовсе и не думать о выполнении договоренности). Например, когда в день открытия конгресса на почти не опоздавшем автобусе делегаты приехали в шахматный клуб, они увидели в зале заседаний уборщиц, домывающих полы. Состоялась замечательная импровизированная получасовая экскурсия по клубу. Маньяна!
            Предчувствие "маньяны" появилось у меня еще в Москве. Считалось, что приглашение на конгресс было отправлено вовремя и по адресу, но в посольстве Аргентины его не оказалось. Только благодаря энергии и настойчивости руководимых А.Бахом работников Ассоциации шахматных федераций удалось за два часа до вылета получить визу и все-таки успеть на посадку в самолет. И так же, как в России, организаторы выкладывались без остатка, чтобы шероховатости не портили общей праздничной картины всемирного съезда шахматистов.
            Вся работа конгресса проходила в знаменитом шахматном клубе в Буэнос-Айресе. Испытываешь невольный трепет, поднимаясь в игровой зал, сохранивший облик и интерьер конца прошлого столетия. Стоит шахматный столик, за которым проходил исторический матч на первенство мира А.Алехин — Х.Р.Капабланка. Сохранились часы, фигуры и даже подлинники бланков партий с записями, сделанными участниками матча. Со стен зала смотрят пожелтевшие от времени фотографии Ласкера, Алехина, Капабланки с бесценными автографами. Кстати, эти фотопортреты поразительно непохожи на хрестоматийные, кочующие из одного издания в другое. Совсем юный Ласкер с угольно-черными висячими усами и щеголеватой бородкой смотрит таким удивленно-вызывающим лукавым взглядом, словно заранее предвидит недоуменные вопросы, связанные с его будущими "случайными" победами. Элегантно-холодный, величественный Алехин выглядит настолько же недоступным небожителем, насколько провинциально привлекательный Капабланка кажется своим и почти домашним в этом по-старомодному уютном трехэтажном особняке в самом центре Буэнос-Айреса. Портреты поразительно живые, и кажется, что они смотрят на окружающих их сегодня оценивающим взглядом — ощущение, от которого невольно поеживаешься.
            Трудно назвать крупного шахматиста ХХ века, который хотя бы раз не играл в этом клубе. В 1971 году здесь проходил матч претендентов Р.Фишер — Т.Петросян. Частыми гостями были М.Таль, Б.Спасский, А.Карпов. В дни работы конгресса в Буэнос-Айресе гостил Г.Каспаров, встреченный темпераментными аргентинцами с неподдельным энтузиазмом. Он выступил на вечере памяти М.Найдорфа и дал сеанс одновременной игры олимпийской сборной страны, почти целиком состоящей из гроссмейстеров. (Насколько же девальвировалось сегодня звание гроссмейстера! Во времена А.Алехина дать сеанс гроссмейстерам не пришло бы в голову и Господу Богу, а сегодня чемпион выигрывает со счетом 8½ на 3½, и это никого не удивляет.)

image
Вместе с новым президентом ИКЧФ Алланом Борвеллом

            Работа конгресса началась 6 сентября, и на первом же заседании был избран новый президент ИКЧФ. Формальным поводом к отставке Х.Мостерта были возраст и состояние здоровья, но дело не только в этом. Уже не первый год в ИКЧФ идет острая дискуссия между сторонниками традиционных (почтовая связь) и современных форм игры по переписке с использованием компьютерной связи (Е-mail). Это не случайно. Почтовая открытка может идти, например, в Австралию больше месяца, а передача хода по электронной почте занимает считанные секунды, что меняет характер игры.
            В заочные шахматы играют, как правило, не профессионалы, и главное, что их привлекает в заочных шахматах,— возможность серьезного, подчас многодневного анализа. При игре по почте на это есть время — ведь на обдумывание одного хода имеются не только обусловленные регламентом три дня, но и время почтового пробега открытки в оба конца, исчисляемое неделями. В случае возможности получения ответного хода на следующий день времени на глубокий анализ оставаться практически не будет. Ведь не едиными же шахматами жив человек! Возникающий "блиц по переписке" требует иного подхода к партии, других знаний и навыков борьбы, может, даже другого характера.
            Глупо, однако, сетовать на достижения технического прогресса и вспоминать добрые старые времена. В последнее время игра по E-mail развивается чрезвычайно быстро. В 1996 году так играли менее 200 шахматистов, в первом полугодии 1997 года к ним присоединились еще 275. Начали так играть шахматисты Бразилии, Португалии, Польши. Проведен первый мировой чемпионат, который выиграл Х.С.Моргадо (Аргентина). Он же стал председателем комиссии ИКЧФ по E-mail. Разработан регламент розыгрыша командного первенства мира. Заявки на участие подали 38 команд, в том числе 4 (!) команды Австралии, по три — Германии, Аргентины и Испании. В команде Венгрии будут играть два гроссмейстера ФИДЕ — П.Леко и З.Дьюмеши. Играют cборные таких экзотических стран, как Сингапур, Панама, Мальта. Подала заявку и Россия.
            Поэтому неудивительно, что новым президентом ИКЧФ стал Аллан Борвелл (Шотландия) — активный сторонник современных форм заочных шахмат. Не случайно в этой стране начал выходить новый журнал "Сhess-mail", освещающий в основном соревнования по E-mail. Постепенно этот журнал, наряду с традиционным "Fernschach" (Германия), становится официальным органом ИКЧФ.
            Аргентинское зеркало высветило наше явное отставание в этой области — от России во всех турнирах по E-mail играют всего 9 человек (для сравнения: от США — 88, Германии — 54, Италии — 37). Это понятно. Компьютерная связь для наших шахматистов пока непозволительная роскошь. Однако и в традиционных заочных шахматах Россия катастрофически быстро теряет свои позиции, и предрассудок, будто при всех условиях мы будем всегда впереди планеты всей, увы, очень быстро уходит в прошлое.
            По инерции мы еще удерживаем звания чемпионов мира в личном и командном зачетах как у мужчин, так и у женщин, но завершающиеся циклы розыгрыша этих званий не сулят нам ничего хорошего. Мы наверняка потеряем эти титулы среди женщин и, скорее всего, у мужчин, и удивляться этому не приходится.
            Оставим в стороне неизмеримо более высокую информационную обеспеченность зарубежных шахматистов. К примеру, число специализированных журналов по заочным шахматам перевалило за два десятка (только в Аргентине издается два таких журнала!), а в России подобного издания нет.
            Закроем глаза и на то, что игроки национальных сборных и участники личного первенства мира и Европы во многих странах имеют очень приличную материальную мотивацию. У нас ее не было и раньше. Но сегодня российские шахматисты зачастую попросту не имеют средств для оплаты дорогостоящей зарубежной переписки. Главным образом по этой причине из проходящего сегодня V финала личного первенства мира среди женщин выбыли все пятеро российских шахматисток, завоевавших право на игру в финале в трудной многолетней борьбе.
            Не будем сбрасывать со счетов и отсутствие активной позиции руководства Ассоциации заочных шахмат, всегда предпочитавших как в отношениях с РШФ, так и при работе в ИКЧФ худой мир доброй ссоре.
            Всё это, безусловно, очень важно, но корень зла не в этом. Основной причиной снижения результатов наших заочников и их международного авторитета является политика РШФ в области заочных шахмат.
            В условиях нашей страны с ее огромными пространствами, требующими при проведении очных соревнований значительных затрат на переезды, и всё обостряющимися экономическими трудностями, заочные турниры, особенно для проживающих на периферии, являются зачастую едва ли не единственной возможностью участия в спортивной жизни. Организация турниров по переписке не требует особых затрат, а форма соревнований может быть самой разнообразной. Поэтому, несмотря ни на что, число шахматистов, играющих в заочных российских соревнованиях, не только не снижается, но даже намечается некоторая тенденция роста. Однако достигается это в основном усилиями энтузиастов-одиночек. Создается впечатление, что в РШФ заочные шахматы никому не нужны, а для побед в международных соревнованиях одного энтузиазма, к сожалению, недостаточно.
            В относительно недавние времена Госкомспорта, некогда поносимого на всех перекрестках, а ныне поминаемого почти что с нежностью, члены сборных команд страны и участники крупнейших международных соревнований ощущали пусть не очень значительную, но постоянную заинтересованность и поддержку. Успехи и неудачи на международной арене были не только личным делом шахматистов. Можно вспомнить сборы сильнейших заочников, проводившиеся регулярно 2-3 раза в год и приносившие немалую пользу.
            Всё это в далеком прошлом. О чем может идти речь сегодня, когда годовое финансирование РШФ деятельности комиссии по заочным соревнованиям не превышает смехотворной суммы в 5 тысяч долларов, из которых половина уходит на командирование делегата России на очередной конгресс ИКЧФ?!
            Считает ли вообще руководство РШФ заочные шахматы видом спорта или, скорее, готово отнести занимающихся ими к безобидным чудакам, объединенным, подобно любителям рыбной ловли, удочкой, или к филокартистам, соединяющимся в безвестные общества, чьи тихие радости и безответные печали волнуют только самых близких людей да соседей по лестничной площадке?
            Если России нужны заочные шахматы, если в РШФ заинтересованы пусть не в развитии, но хотя бы в сохранении на прежнем уровне достижений наших шахматистов, то почему члены сборных команд страны, участвующих в чемпионатах Европы и мира, не имеют соответствующего статуса? За последние 5 лет у нас не нашлось возможности отметить не только победителей российских соревнований, но и еще уцелевшие сборные команды СССР (!), давным-давно выигравшие Х мужскую и III женскую Олимпиады, чемпионов мира Людмилу Белавенец и Михаила Уманского (боюсь, что мы очень нескоро сумеем повторить эти достижения)! Между прочим, в маленькой Эстонии была выпущена специальная почтовая шахматная открытка, отметившая участие эстонского гроссмейстера Т.Ыйма в командной победе на Х Олимпиаде.
            Падает международный престиж России. Наш представитель не только не входит в президиум ИКЧФ, но даже не возглавляет ни одну из его многочисленных комиссий. Очередной конгресс пройдет в только недавно обретшей независимость Латвии, достижения которой в заочных шахматах несопоставимы с нашими. Конгрессы 1999 и 2000 гг. будут в Швейцарии и на Кубе, а вопрос о проведении конгресса в России и не ставится.
            Сегодня в турнирах европейского и мирового уровня от России играют всего 139 человек (от Германии — 837, Италии — 192, Голландии — 187, США — 154). В тематических турнирах из Германии играют 78 шахматистов, Голландии — 58, Франции — 46, Австрии — 45, а из России — 16. Рано или поздно количество переходит в качество. Случайно ли, что в заканчивающейся XI Олимпиаде команда Германии имеет все шансы завоевать золотые медали?
            И все-таки, несмотря на все трудности, шахматисты-заочники продолжают достойно защищать честь нашей страны. Среди 8 шахматисток, которым было присвоено впервые установленное звание "гроссмейстер ИКЧФ среди женщин", две представительницы России — Л.Белавенец (Москва) и Л.Яковлева (Пермь). Звание гроссмейстеров ИКЧФ среди мужчин присвоено С.Хлусевичу (Ижевск) и А.Цветкову (Санкт-Петербург).
            Международными мастерами стали С.Емельянов (Москва), В.Грицаенко (Санкт-Петербург), Н.Калиниченко (Москва), И.Ленский (Москва), А.Макаров (Московская обл.), Н.Музыка (Гатчина), В.Никитиных (Санкт-Петербург), А.Сакадин (Орск), И.Самарин (Брянск), Б.Шкурович-Хазин (Санкт-Петербург). Звание международного арбитра присвоено С.Ерофееву (Санкт-Петербург), проведшему в 1992-1997 гг. Мемориал М.И.Чигорина.
            Аргентинское зеркало помогло лучше рассмотреть истинное положение дел в российских заочных шахматах. Может быть, талант и фанатичная преданность любимой игре помогут нашим заочникам снова подняться на самую вершину, но без изменения отношения к ним в РШФ и без серьезных организационных перемен сделать это будет чрезвычайно сложно.

            Григорий САНАКОЕВ,
            гроссмейстер ИКЧФ



gira: Читальный зал

Обратная связь:   fir-vst