Почти без критики

Ю. Бразильский

"Шахматы в СССР" 1966 №10


image
            О хорошем издании приятно писать, хотя и возникает неожиданная трудность: не к чему "придраться".
            Речь пойдет об изданном Центральным шахматным клубом бюллетене "Матч на первенство мира Петросян — Спасский".

О ХАРАКТЕРЕ ПРИМЕЧАНИЙ

            В любом издании, посвященном шахматному соревнованию, самое главное, естественно, партии. Ради них и предпринимается издание. Так называемый "широкий" читатель не может сам разобраться в тонких замыслах гроссмейстеров. Часто этого не может и довольно "узкий" читатель. Ошибаются и гроссмейстеры. Что поделаешь — игра сложная, а чужая душа даже для комментатора — потемки.
            Примечания, сопровождающие партии в бюллетене, довольно основательны. Указаны переломные моменты, названы партии — предшественницы, даны интересные варианты. Да и странно было бы иное: в роли комментаторов выступали крупные авторитеты, шахматные "академики". И всё же кое-что улучшить можно. Я имею в виду не качество анализов, а направленность примечаний.
            Для ясности обратимся к некоторым сравнениям.
            В чем разница между примечаниями в бюллетене и, скажем, в книге или журнале?
            Бюллетень выходит оперативно, во время соревнования. Книги и журналы выходят позже, иногда, к сожалению, много позже. Следовательно, ретроспективный взгляд на шахматное событие, его историческая оценка, в бюллетене невозможны, им место в книге.
            Бюллетень предоставляет автору примечаний день, редко два для анализа партии и различных изысканий, а книги и журналы — много больше. Наконец книги и специальные журналы могут предназначаться специалистам, упомянутому раньше "узкому" читателю, в то время как бюллетень — всегда обращается к "широкому".
            Вывод прост: характер комментария, его направленность в бюллетене должны быть другими, нежели в книгах.
            Каким представляется "идеальный" для бюллетеня комментарий, попробую показать на двух примерах.
            Мне посчастливилось во время матча бывать в пресс-бюро и видеть, как анализируют гроссмейстеры. Их руки щедро "рассыпали" варианты, "месили" позицию. Всё это сопровождалось острым словом, тонким наблюдением, меткой характеристикой. Иногда же кто-нибудь из гроссов, как все мы грешные, говорил "ах" и брал обратно ход... На непогрешимость, абсолютную истинность эти анализы не претендовали. Но смысл событий, в то же время происходивших на сцене, делался яснее.
            Тогда казалось: взять бы весь этот анализ, записать на магнитофон, чтобы ничего не упустить и вот так целиком, как есть, со всеми "ах", опубликовать в бюллетене.
            Вот второй пример. В фойе Театра эстрады гроссмейстеры комментировали партии. Зрители любят это мероприятие — к демонстрационной доске было не протолкнуться. И лекторы уверенно находили контакт с аудиторией. Они не только показывали, но и рассказывали. Рассказывали о том, как мыслит шахматист, что, по их мнению, сделает в данной позиции Спасский, а что Петросян, на какие варианты пошел бы Ботвинник, а на какие — Таль. Говорили о том, как отражается матчевая тактика на трактовке стоящей на доске позиции, о недостатках и достоинствах подготовки, о стилях и вкусах и многих других интереснейших вещах.
            Вот эти два примера и показывают, по моему мнению, направление, наиболее подходящее для бюллетеней, и рецензируемый, пожалуй, ближе к нему, чем предыдущие. Ближе и в комментарии к партиям, и в некоторых других разделах. Особенно в разделе...

СПОРЫ И МНЕНИЯ

            Под этой рубрикой напечатаны полемические статьи о матче и его участниках, о событиях вокруг матча, о качестве его освещения в печати. По духу своему относятся к той же рубрике (во всяком случае, если не к спорам, то к мнениям) и некоторые другие статьи. Например, "Перед финишем" А. Котова (№ 10, 11), "На старте матч-реванша" М. Таля (№ 7), "По следам трех интервью" М. Юдовича, "Ботвинник о матче".
            Тон задал признанный "асс" шахматной журналистики Василий Николаевич Панов острой статьей "С похвалами подождем" (№ 3, 4). Ответил ему гроссмейстер В. Симагин ("Только вперед", № 5, 6). Оба они известны как шахматисты творческие, бескомпромиссные. Не уклонялись они "от осложнений" и в своей полемике.
            Здесь не место решать, кто в их споре прав. Но, безусловно, права редколлегия, публикующая такие "зубастые" материалы. Они вводят болельщиков в курс наших творческих проблем.

ИСТОРИЯ И КОМПОЗИЦИЯ

            Что касается истории, то и она бюллетенем не обижена. Больше того. Оказывается, будучи умело поданной, она может звучать очень актуально. Прежде всего это относится к статье В. Хенкина "24 старта" (№ 1). Сама по себе идея перед первой партией Спасский — Петросян вкратце познакомить читателя с двадцатью четырьмя другими первыми партиями матчей за мировое первенство очень удачна.
            Другая историческая статья — "Матч Стейниц — Андерсен" (№ 8, 9) И. Линдера содержит любопытные, не слишком широко известные факты. И, наконец, рубрика "Чемпионы мира и шахматная композиция" дополняет творческий облик чемпионов новыми чертами.

ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ...

            Прежде всего это обзорные статьи о различных соревнованиях. Правильно делает бюллетень, что публикует лишь обзоры. Раньше печаталось множество партий без примечаний, что занимательности не способствует. Бюллетень и в этом разделе не забывает о читателе.
            Характерно для нашего времени обращение авторов к психологической тематике. В увлекательной и необычной форме Л. Полугаевский нарисовал творческий портрет Б. Ларсена. А когда один гроссмейстер откровенно характеризует игру другого, это всегда очень интересно.
            Анализу мышления шахматиста посвящен рассказ Ю. Авербаха "В поисках истины". Но, конечно, ярче всего интерес к теме выразился в эксперименте с "игрой вслух" — партия Таль — Бронштейн.
            Некоторая часть материалов попала в бюллетень потому, что нет шахматной газеты. Конечно, нужно стараться восполнить, насколько возможно, ее отсутствие. Но, может быть, пора уже обзавестись газетой и перестать восполнять?

...И ОФОРМЛЕНИЕ

            Начнем с фотографий.
            Читатели шахматных изданий видели их не мало. Хотелось бы сказать — разнообразных фотографий, но это было бы, мягко говоря, преувеличением. В большинстве случаев — похожие позы, сосредоточенные лица. Иногда — стандартные "фотографические" улыбки. Сухой фотопротокол. Конечно, снимать шахматистов нелегко — динамика нашего вида спорта объективом не передается, а свои эмоции играющие скрывают. Можно ли при этом их интересно сфотографировать?
            Можно. В бюллетене много отличных снимков Г. Куруся и И. Агафонова.
            Здесь — и оригинальная композиция, и неожиданный ракурс, и тонкая "светопись" (что в переводе и означает слово "фотография" — заметим в скобках). И даже жанровые снимки — тоже есть.
            Итак, хорошим снимкам открыта дорога в шахматную печать. Теперь осталось только закрыть ее тусклым и невыразительным протокольным фото. Таких могло бы быть меньше.
            А вот юмористических рисунков и шаржей надо бы побольше. Юмористический раздел хоть и неплох, но невелик. А раз зашла о нем речь, нельзя не сказать доброе слово в адрес нашего "шахматного" поэта Евг. Ильина. Хороши его умные хлесткие и вместе с тем не злые эпиграммы, удачны и стихотворения.
            Каждый номер бюллетеня напечатан в две краски. Вместе с нестандартной версткой, разнообразными шрифтами, крупными, иногда на целую полосу фотографиями это очень оживляет "физиономию" бюллетеня.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

            Одно критическое замечание. Почему-то сейчас не принято снабжать издания типа бюллетеней так называемым справочным аппаратом (попросту говоря, указателями). А можно бы найти место, чтобы поместить указатель партий и крупных статей. Это облегчит пользование бюллетенем.
            Что касается опечаток, технических ошибок и тому подобных мелких неприятностей — не будем о них. Да их и немного.

Подготовка страницы: fir-vst, 2014


gira: Читальный зал

Обратная связь:   fir-vst