Михаил Ботвинник
"Секрет" Гарри Каспарова

[Г.К.Каспаров, "Два матча", Предисловие. М.: "Физкультура и спорт", 1987]


            Да, весьма любопытно узнать — в чем секрет успехов Гарри Каспарова? Попытаемся, уважаемый читатель, дать ответ на этот вопрос.
            Десятилетний Гарик уже производил впечатление. Он практически мгновенно находил острые и неожиданные варианты. Опыта было мало, проверку этих вариантов он не успевал производить (мысль бурлила), так что добрая половина сделанных им находок была ошибочной, но то, что было правильно,— поражало.
            Вскоре в Каспарове пробудился исследователь. Когда ему было еще 13, он опроверг известный анализ Роберта Фишера.

диагр

            В позиции на диаграмме Фишер считал, что черные должны легко выиграть. Однако Гарик нашел, что путем 67. Лс4! Лb3+ 68. Лc3 Фe1+ 69. Крd3 Фf1+ 70. Крd2 (70. Крe3 Фh3+!) 70…Ф:f2+ 71. Крd3 белые простейшим образом добиваются ничьей; ладьи размениваются, а как ферзевый, так и пешечный эндшпиль носит ничейный характер.
            Тогда уже намечалось то, что впоследствии стало явью: Каспаров видел в шахматах тонкости, мимо которых проходили другие мастера. Каспаров по некоторым факторам мог и не превосходить своих противников, но это острое шахматное зрение, этот особый талант всегда следовало учитывать — иногда же об этом забывали; поэтому и предсказывали его турнирные результаты не всегда правильно.
            Но вторая особенность таланта Каспарова не менее важна — он настоящий шахматный научный работник. Гарри Кимович — труженик, в поисках шахматной истины он способен работать днем, а иногда (при необходимости) и ночью. Он перерабатывает огромный объем информации, знает почти всё. Но, как подлинный исследователь, он знает и то, что другие не знают! Его противники боятся попасть на крючок этой каспаровской дебютной удочки, что дает Каспарову большое практическое превосходство.
            Яркий пример этому — 16-я партия из первого матча, рассматриваемого в данном сборнике. Каспаров черными в известном варианте (оцениваемом теорией в пользу белых) жертвует материал, но получает сильную позицию для своего централизованного коня в лагере белых. Это базировалось не на каком-либо трюке, а на более глубокой оценке позиции, что было определено при длительном домашнем анализе. Карпов же действовал на основании общепринятых представлений, цеплялся за пешку и незаметно погружался в трясину.
            Это сочетание двух сторон каспаровского таланта — острое зрение за доской и поиск новых идей в анализе,— на мой взгляд, и составляет исключительную практическую силу автора этой книги.
            Примером успешного поиска тактических тонкостей за доской (а не в анализе…) может служить 22-я партия второго матча.

диагр

            Большинство специалистов считало, что выигрыша у белых нет, поскольку получающееся ладейное окончание (после ходов 41. Лb4 f6 42. К:g6 Ф:g6 43. Ф:g6+ Кр:g6) носит ничейный характер. Но Каспаров еще во время игры увидел выигрывающее продолжение и, когда записывал ход, лишь проверял (жизнь научила его быть осторожным!) найденные варианты.
            При доигрывании последовало: 41. Kd7 Л:d4 42. Kf8+ Крh6 43. Лb4!! (косвенно защищая поле f4 — ход 43…Фf4 уже невозможен) 43…Лc4 44. Л:c4 dc 45. Фd6! (это сильнее, нежели 45. Фe1) 45…c3 46. Фd4, и черные сдали партию, поскольку безнадежно продолжение 46…Ch7 47. Ф:c3 g5 48. Фe3 f6 49. hg+ fg 50. К:h7 Ф:h7 51. Фe6+.
            Черные имели иную защиту — 43…Лd3. Но и в этом случае после 44. Лb8 (или 44. а4) 44…Ch7 45. Фg5+ Ф:g5 46. hg+ Кр:g5 47. К:h7+ Крh6 48. Kf8 задача не была бы технически трудной. При домашнем анализе Каспаров не удовлетворялся простым выигрышем фигуры, а искал задачное продолжение атаки: 44. Фe1 d4 45. Фg3! — теперь черная ладья не может контролировать поле f4, и белые беспрепятственно проводят атаку на неприятельского короля.
            Капабланка считал, что неэстетично играть на красоту, если есть простой выигрыш. И в данном случае он оказался прав: впоследствии кандидат в мастера М. Чудаков (а вслед за ним и гроссмейстер Д. Нанн) доказал, что 44…Фс8! (вместо 44…d4) 45. Фe7 Фf5 46. f4 Фf6 отражало атаку. Да, стремление к красоте иногда препятствует Каспарову постигать истину... С опытом здесь всё должно прийти в равновесие.
            Каспаров играл второй матч в ранге чемпиона — он действовал достаточно осторожно, но и решительно. После 16-й партии счет был уже 9½ : 6½ в пользу чемпиона. Но затем произошло нечто весьма неожиданное: Каспаров проиграл три партии подряд, "сидел" в цейтнотах, был неузнаваем. Думаю, что это произошло отчасти из-за 16-й партии, которую Каспаров провел крайне азартно, в стиле А. Толуша, но добился красивой победы. Видимо, после этого он решил, что ему всё дозволено... Это одна из причин неудачной игры в дальнейшем. Вероятно, была и другая причина,— во всяком случае, Каспаров потерял самообладание. И здесь чемпион проходил экзамен на зрелость — он должен был доказать, что является достойным чемпионом. Экзамен был выдержан.
            Следует отметить, что никогда еще (в период правления ФИДЕ) восхождение претендента на шахматный Олимп не было связано с такими трудностями (и трудностями нешахматного порядка). Борьба двух интеллектов, казалось бы, чистое и святое дело. Между тем в игру на шахматной доске иногда вмешиваются власть имущие, которым в данном вопросе и не следовало бы свою власть использовать. Не лишне напомнить, что руководство ФИДЕ пыталось даже отстранить нынешнего чемпиона мира Г. Каспарова от участия в соревнованиях на первенство мира: в 1983 году он был дисквалифицирован, и в полуфинальном матче претендентов с Корчным ему без игры было засчитано поражение... Когда же эта интрига провалилась и Каспаров пробился к матчу с Карповым, то при счете 5 : 3 (в пользу Карпова — по выигранным партиям) руководство ФИДЕ прервало матч — совершеннейшее безобразие, слава богу единственное за всю историю шахмат!
            Была отменена и двухлетняя цикличность соревнований на первенство мира и провозглашен возврат к трехлетнему циклу. Но как это было сделано? Видимо, Каспарову придется за три года (1984—1987) сыграть 4 матча за мировое первенство — вот тебе и трехлетний цикл! Между тем эти организационные решения не могут не влиять на творческий мир шахмат, и, к сожалению, в отрицательную сторону. Всё это не раз обсуждалось на страницах шахматной печати — повторяться нечего. Скажем лишь, что важнейшая часть шахматной культуры создается великими шахматистами, их талант следует беречь, не заставлять работать на износ, не травмировать их — такова святая обязанность ФИДЕ. Пока что руководители ФИДЕ действуют в обратном направлении.
            Это вызвало естественную реакцию со стороны тех, кто создает шахматную культуру, со стороны гроссмейстеров — они объединились, чтобы дать отпор произволу. Еще Эмануил Ласкер в 1921 году предсказывал, что шахматные мастера создадут организацию для защиты своих профессиональных интересов. То, о чем мечтал второй по счету чемпион мира, удалось претворить в действительность чемпиону тринадцатому. Каспаров войдет в историю как первый президент Всемирной ассоциации гроссмейстеров. Будем надеяться, что ассоциация не станет подражать руководству ФИДЕ, а использует свой авторитет для установления справедливого порядка в шахматном мире.
            Каспаров молод, и он может и должен двигаться вперед. Талант исследователя в полной мере раскрывается примерно к 30 годам. Стало быть, чемпиону мира еще следует совершенствоваться.
            Это, кстати, подтвердилось на финише турнира в Брюсселе (1987), где Каспаров конкурировал с Л. Любоевичем. Кульминационный момент спортивной борьбы был в 9-м туре, когда Каспаров играл белыми со своим главным конкурентом. Партия эта закончилась ничейным исходом, и в итоге Каспаров и Любоевич поделили первое место.
            Этот эпизод свидетельствует о том, что нынешний чемпион еще не достиг высшего мастерства в турнирной борьбе. Между тем и Ласкер (вспомним хотя бы его знаменитую партию с Капабланкой в 1914 году в Петербурге), и Капабланка, и Алехин, и автор этих строк (можно указать на партию с Кересом, Ленинград, 1941) демонстрировали свою способность выигрывать "по заказу" в решающие моменты турнирной борьбы. Да, Каспарову еще можно и нужно двигаться вперед, но не будем к нему слишком строгими, ведь и на солнце есть пятна...
            Каспаров с азартом и увлечением комментировал партии этих двух матчей. Он провел большую аналитическую работу. Шахматисты с нетерпением ожидали выхода этой книги, и надо надеяться, что читатели получат немалое удовольствие от проникновения в творческую лабораторию тринадцатого чемпиона мира.

Подготовка страницы: fir-vst, 2008, 2011


gira: Читальный зал

Обратная связь:   fir-vst